Freak Show

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Freak Show » ~.Neverland.~ » Carmina Burana


Carmina Burana

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Энджело Уайт, Квинт, Шерил Моран, Дэвид Уолш
Место:
Где-то в европейской части мира
Время:
Альтернативные средние века
Общее описание:
DEUS EST SPHAERA CUIUS TOT SUNT CIRCUMFERENTIAE QUOT PUNCTA.
Ista sequitur ex secunda, quia cum sit totus sine dimensione, et etiam dimensionis infinitae, non erit in sphaera suae essentiae extremum. Igitur non est in extremo punctus quin exterius sit circumferentia. Amen.

Отредактировано David Walsh (16-08-2012 14:22:40)

0

2

Тишину предрассветных сумерек над старым аббатством нарушил довольно громкий шорох - и более менее знающий обыватель с удивлением распознал бы в нем шелест огромных птичьих перьев. Парнишка-послушник, согнувшийся в три погибели за приоткрытой дверью, навострил уши - и приглушенно охнул, тут же, впрочем, зажав себе обеими руками рот. Неужто старый писарь и вправду не врет? Неужели на старую колокольню каждый вечер прилетает самый настоящий ангел?
В аббатстве с недавних пор образовался странный обычай - раза два в неделю, а то и чаще, кто-то из монахов относил перед отбоем на вершину старой колокольни аккуратно прикрытую корзину, из которой вкусно тянуло съестным. Слегка покосившаяся звонарня уже давно стояла без дела - с тех пор, как последний звонарь по пьяни свалился оттуда и свернул себе шею, нового так и не нашли, посему колокола сняли, а саму башню закрыли. Там царили пыль, запустение и мыши - до того самого мига, когда по аббатству прошел тихий слушок, что по ночам туда летает ангел. Когда это началось, точно сказать так никто и не смог - но все были уверенны, что относительно недавно.
Послушник вновь прислушался к звукам, что доносились из-за двери звонарного покоя - вот громкие хлопки, раз, два, третий, вот натужно заскрипели деревянные перила, приняв на себя всю тяжесть тела таинственного летуна, вот зашлепали по каменному полу чьи-то босые ноги - и когда до чутких ушей не в меру любопытного мальчугана донеслось азартное чавканье, тот не выдержал, и слегка приоткрыв дверь, выглянул посмотреть.
Ангел оказался каким-то не очень ангельским - тощий, как щепка, и грязный, как беспризорник. Если бы не огромные, серовато-белые крылья, которые ходуном ходили за костлявой спиной припавшего к земле небожителя, можно было бы принять его за обычного уличного оборванца. Странный ангел с жадностью лакал молоко из стоявшей на полу миски, изредка с видом великомученика отрываясь от нее, что бы по звериному вцепиться в буханку хлеба или в два укуса сжевать яблоко. Мальчик нахмурился - не гоже было пресветлому слуге Господа вести себя, как голодная псина, едва дорвавшаяся до миски. Может это и вовсе не ангел? Но крылья...
Вытянув шею и пытаясь рассмотреть незнакомца получше, послушник высунулся из своего укрытия и попытался приоткрыть дверь пошире - но старое дерево подвело его, предательски заскрипев. Ангел мигом вскинулся, весь подобравшись - и вперил взгляд прямо в лицо ошарашенного парня. Послушнику в этот миг показалось, что перед ним сидит самый настоящий демон - по белесому подбородку летуна зловеще стекало молоко, а его странные розовые глаза-блюдца угрощающе мерцали в полумраке. А когда демон еще и зашипел, словно змея, то нервы маленького монаха не выдержали - и тот, с воплем отшатнувшись, рванул вниз по лестнице, спускаясь едва ли не кубарем.
Энджело скривился и презрительно плюнул в сторону. Вот так вот и рушатся все гениальные планы - сколько сил было потрачено на запудривание мозгов аббату и остальным монахам, и все впустую! Теперь сюда без предварительной разведки соваться будет опасно, кто знает, что этот мальчишка еще разболтает. Хотя, подумал Уайт, собирая в подол рубашки остатки припасов, он и так непозволительно долго задержался здесь - уже полгода как монахи аббатства снабжали летуна едой в обмен на демонстрацию "божественных сил", или что они там за них принимали. В любом случае Энджело подумывал над тем, что бы сняться наконец с этого места и перелететь куда ни будь южнее, а так можно начать будет и с малого - перестав, наконец, дурить легковерных обитателей монастыря.
Расправленные крылья легко поймали восходящий поток ветра и послушно понесли Уайта в сторону города - для того кто умеет летать, расстояние между аббатством и городскими стенами было воистину смехотворным. Летел он медленно, стараясь не уронить свой груз и не попасться на глаза кому ни будь особо любопытному - хотя за все годы скитаний Энджело еще ни разу никто не заметил в воздухе, ибо для полетов он всегда выбирал ранний, предрассветный час, когда все еще крепко спят. Хотя позорный прокол с послушником больно ударил по самолюбию летуна, винить в этом можно было разве что свое собственное, вечно голодное брюхо.
Под крылом мелькнули городские стены - и, стремясь как можно быстрее оказаться в безопасности, Уайт сложил крылья и проворно мелькнул серо-белым пятном, поспешно протискиваясь в дыру в огромном, некогда ярком витраже соборной башни. Место это, после случившегося пару лет назад пожара, пользовалось у горожан дурной репутацией, что крылатому было только на руку - в руинах собора, под крышей уцелевшей башни, маленький хитрый воришка свил себе самое настоящее гнездо, куда как сорока стаскивал все, что блестит и плохо лежит.
Никто ровным счетом не обратил внимания на маленькую, сгорбленную фигурку, которая примерно через час после никем не замеченного прилета "ангела" поспешно покинула пожарище, глубоко надвинув капюшон плаща и держась тени. Энджело (а это был именно он) остановился и раздраженно поскреб грязными ногтями сморщенную, как у старика, щеку  - хоть примочки из сока кое-каких едучих ягод и высушивали ему кожу лица, делая ее похожей на сморщенную грушу, но за эту маскировку под старичка приходилось платить постоянным зудом. Потом Уайт подергал на груди пряжку от кожаной сбруи, плотно прижимавшей ему крылья к спине - держит вроде крепко, но мало ли, проверка лишней не будет. Жители окрестного района и жители трущоб знали его в этом облике как Горбуна Энжи, не догадываясь даже об истинной природе тихого и скрытного карлика, которой так же тихо и незаметно обчищал чужие карманы и таскал выпечку с прилавков. Но официально он был просто местным дурачком, порой развлекавшим толпу зевак пением за пару медяков. Уайт передернул плечами и, тяжко вздохнув, покорно засеменил в сторону городского рынка - может, сегодня ему улыбнется удача?

Отредактировано Angelo White (16-08-2012 18:28:49)

+2

3

Его папаша частенько говаривал, что сынок как-нибудь шагнет неловко и подземь провалиться. И то правда, подмастерье из Давида никоим образом не получалось, так как, шустрый в быту, он был слишком растяпист при деле, а портным быть, милостивые государи, это вам не поросенка на углях изжареного есть. Стежок за стежком, то нить изорвется, то ножницы криво отрежут, то глаз неверно отмерит и все абы как. И то верно, простак простаком, лишь бы весело было, только в шуты таким и дорога. А женский угодник какой! То Мариэтта, то Розалина, то Сюзанна, и все-то на девушек приличных заглядывается, как будто от папаш их ни разу не уматывал, еле успев гульфик прикрыть.
Вот и теперь, с цветком наперевес, присвистывая "фьезолианду", в самом своем нарядном дублете, куда спешит? Верно, на разговорчик с милой, юбки задрать, за зад пощипать, да в глаза заглянуть, де, может чего перепадет от нее все таки, уж как никак раз десять провожал до дверей с вечерней, сукин сын. И вдоль по главной улице, под звуки шаркающей толпы, ее гомон, бранные слова и женский смех, крик детей и ворчанье стариков-клошаров; тех мотивов, что смешивающиеся в единую звучную мелодию, в которой постепенно начинает проясняться и ее замысел и ее ритм. И вот уже уличный музыкант с виелой в руке выдает плаксивую, под стать несчастному пьеро звучность. Ах, только бы была в расположении..Тогда бы я с ней спел иначе.. - глубоким вздохом, точно усмиряя вседозволенность дыхания. Остановись буйное сердце, не подгоняй, не тревожь, не спеши...
А ноги несут все скорее, перегоняя время, к ней, вперёё...
- Эй, милейший! Что за выкрутасы? Не видишь я иду к любимой... Цветок измял, беса тебе в грудину! - споткнулся, заплетши ногу за ногу, а перед самым носом шел хромоноганькой старикашка.
Момент единственный предположил движение одно и "ррраз" рукой, и по спине ему - "готово!", и сам в грязи дороги извалялся, все и до того худые чулки себе попортив, еще и старца повалил. Поделом ему вестимо.
Что за дела? Какой странный горбун... и пригляделся тут же повнимательнее, шипя ругательства прямо в лицо убогому, понимая что лицо в совершенной детскости, крайне удивленное, будто неумытое и чем-то очень обеспокоенное.
Глаза людей не врут, а это, ну как и есть детские глаза, такие странные с длинными ресницами.
О... гляди, попятился.

Отредактировано David Walsh (19-08-2012 03:16:14)

+2

4

Город этот Энджело не нравился от слова совсем. По мнению альбиноса, в городах вообще не было ничего хорошего - в них было слишком шумно, слишком грязно, и... слишком опасно, да. Сколько раз он был на волосок от разоблачения! Сколько раз было так, что лишь случай и слепая удача спасала Уайта от верной гибели - его, попадавшегося на воровстве, не раз пыталась ловить стража, его травили собаками охотники за нечистью, он бегством спасался от обезумевшей толпы, жаждущей разорвать "белесого урода" на части. Именно счастливый случай тогда спас Энджи от печальной судьбы собственного отца - быть поднятым на крестьянские вилы - и тот же счастливый случай помог ему в последствии унести ноги от "черной смерти", эпидемии бубонной чумы, вспыхнувшей внезапно на севере. Но вот сегодня, кажется, удача, столько раз спасавшая Уайту жизнь, впервые его подвела.
Альбиносы в большинстве своем солнце не любят - а оставшиеся меньшинство его просто ненавидит. Энджело исключением из правил не был - хоть дневной свет и не оставлял на его снежной коже ожогов, какие описаны были в отцовских книгах, но яркие лучи весеннего солнца все равно дико раздражали чувствительные глаза парня. Энджи шаркающей походкой брел по площади, натянув капюшон настолько глубоко, насколько это вообще было возможно, и тихо, про себя, проклинал весь белый свет. Не удивительно, что в результате об него споткнулись - он совершенно не смотрел по сторонам, и потенциальную опасность в виде объятого любовным жаром юноши, спешащего на встречу к своей возлюбленной, заметил слишком поздно.
Каков стервец, а! - возмущенно подумал про себя Уайт. Мало того, что под ноги не смотрит, так еще и меня в грязь специально окунул! Правда, возмущение было лишь поверхностным, плавающим где-то на периферии сознания - все остальное существо летуна затопил страх. Он прекрасно осознавал изъяны своей маскировки - потому специально не давал людям себя касаться, особенно ложного горба, и вполне осознанно не смотрел никому в глаза, пряча лицо и руки. Но все же от неожиданностей застрахован никто не был - Энджи мигом понял, что парень вполне четко прощупал под тонкой тканью перья, и теперь тот несколько удивленно смотрел Уайту прямо в глаза, даже перестав ругаться. Черт, а он красивый...
Энджи сглотнул и слегка попятился назад - альбинос был в растерянности. Но годы жизни на улице взяли свое, и он вновь нацепил на себя привычную маску придурковатого старичка:
- Смотреть надо, куда идете, вьюноша. - мастерски имитируя характерное старческое брюзжание произнес Энджи. - А то глядишь, так и раздавите кого мимоходом, ой обидно потом будет.
На его лице расцвела лукавая улыбка, но в глазах не было и тени ее. О небо, только бы он ни о чем не догадался, я не хочу умереть, как папа!

Отредактировано Angelo White (20-08-2012 16:31:19)

0


Вы здесь » Freak Show » ~.Neverland.~ » Carmina Burana